Инна Михайлова: Для Стаса Михайлова я стала музой, а не обузой
Здравствуйте, мои дорогие! Все уже успели заметить, что я очень похудела, и меня просто забросали вопросами о том, как мне это удалось...
Читать дальше >>>

Интервью с Джошем Клингхоффером

июля 21, 2012 в рубрике Статьи и интервью группы | 2 Комментариев »

Перевел статью Илья Герман для vingz.ru.
В этом интервью упоминаются его любимые гитары, как он пришел в RHCP и его жизнь в группе, а также его опыт до “Перчиков”. Кроме того, Вы найдете краткую информацию об эволюции звучания песен Red Hot Chili Peppers.
Когда “незаменимый” бог гитары Джон Фрусчанте покинул группу в 2009 году, Red Hot Chili Peppers оказались на грани распада. Сейчас они гастролируют с туром по всему миру, чему поспособствовало: настроение, обаяние, харизма и очарование Джоша Клингхоффера.

Интервью с Джошем Клингхоффером
Джош Клингхоффер.

 

Вернемся к проблеме. Именно 17 декабря 2009 года крупнейшая банда планеты потеряла своего члена. Джон Фрусчанте – это гитара, присутствующая во всех знаменитых песнях – ушел во второй раз, как вдруг мировое турне группы остановилось, как казалось, навсегда. В официальном заявлении на Myspace, сильное желание Фрусчанте покинуть группу звучало более мотивированным, чем в предыдущий раз (в 1992 году), когда он решил погрузиться в живопись. Но благодаря Интернету, в этот раз мир как будто поразила молния. Фанаты находились в ярости. Форумы пересказывали сплетни. MTV энергично взялось за список возможных претендентов на замену, упоминая и практически осуществимый вариант (бывшего участника “Перцев” Дэйва Наварро), и бесшабашного гитариста (Ника Зиннера).
Джош Клингхоффер даже не попал в Топ-10 претендентов на замену Джона Фрусчанте от MTV. И тогда, когда тридцатилетний музыкант был официально объявлен правопреемником в начале 2010 года, всему миру потребовалось время, чтобы отреагировать на долгожданное событие. Он был идеальной заменой. Владеющий различными инструментами, но не обладающий яркой изобретательностью, он был запасным музыкантом “Перчиков” в 2007 году, близким другом и партнером Фрусчанте, у которого даже унаследовал его любимую гитару Custom Tele 67 года.
“Я пообещал самому себе, что никогда не буду читать новости и сплетни в Интернете”, – рассказал вечно скромный гитарист, когда его спросили о реакции фанатов. “Все, что я могу делать, – это наблюдать за поведением толпы во время выступлений, и мне кажется, что каждый настроен позитивно. Я часто себя недооцениваю, и если бы я сел здесь и подумал над тем фактом, что я все-таки не Джон, то мне бы стало обидно”.
Во время интервью с Джошем Клингхоффером, Вы, возможно, задумаетесь: “счастливый парень”. На самом деле, удача здесь сыграла второстепенную роль, а талант и мужественность – вот причины успеха. “Я забросил школу в 15 лет и старался изо всех сил посвятить себя карьере гитариста”, – он вспоминает. “Я не строил никаких планов по поводу своего будущего. Я просто знал, что хочу творить музыку. Поэтому я начал играть на гитаре, главным образом, я переигрывал песни других исполнителей. Это у меня получается лучше всего. Таким образом, я довольно быстро стал хорошим гитаристом, хотя, даже сейчас, иногда кажется, что я пропустил важные уроки профессионального музыкального образования. Я чувствую, что продолжаю играть чужие песни”.
В возрасте 17 лет, Джош встретил “нового здравомыслящего” Боба Форреста (знаменитый ведущий вокалист панк-группы из Лос-Анджелеса “Thelonious Monster”) и в 2000 году, их группа The Bicycle Thief выступала на первом концерт Red Hot Chili Peppers тура “Californication”. Именно с этого момента телефон Джоша начал разрываться от звонков: “Я вдруг начал получать все эти неправдоподобные приглашения на разогревы в турах. Butthole Surfers была моей первой группой, затем появилась Beck, за которой последовала PJ Harvey … Потом летом 2006 года, находясь в нетрезвом состоянии на выступлении Gnarls Barkley – со своим другом Danger Mouse, с которым я познакомился во время работы над его и Мартины Топли-Бёрд пластинкой, где я играл на различных инструментах – и во время разговора я услышал, что клавишник собирается покидать группу, поэтому и сказал: “Думаю, я смогу”. А на следующий день меня спросили: “Что ты сказал, собираешься делать?”. Так, я стал играть на клавишах у Gnarls Barkley, группы, которая открыла мне дорогу к Red Hot Chili Peppers”.
Но даже работа с этой живой группой меня не зацепила. “Это была не моя музыка”, – объяснил Джош. “Я начал замечать, что я как будто бы прятался и не позволял себе развиваться как писателю. Я отправился в тур с этими клеевыми ребятами, но иногда, я чувствовал себя несчастным, потому что я лишал себя возможности развиваться. Затем я покончил с этой группой и стал помогать другим музыкантам, находящихся в турах, в 2008 году. Также, я сфокусировался на создании собственной банды (Dot Hacker)”.
Когда идеальное резюме Джоша предстало перед глазами “Перчиков”, Энтони Кидис (вокал), Фли (басс-гитара) и Чад Смит (барабаны) моментально взялись за этого музыканта.
“Мне нравится стиль Фли”, – сказал Джош. “И обожаю его подход, его умение развить тему из главной басс-гитары и переходить на мягкие звуки, и проделывать этот трюк снова и снова на протяжении одной песни. Но я больше предпочитаю не соло-гитару, и не быть кем-то главным. Поэтому, я думаю, мой стиль и предпочтения подходят для манеры игры Фли”.
Затем начался процесс ассимиляции. Джош вскоре обнаружил, что ему удается только поверхностно вдуматься в двадцативосьмилетнюю коллекцию песен группы. «У них такой репертуар! Когда я отправился в тур с ними, то я служил “мальчиком на побегушках”. Они послали мне список своих произведений, чтобы я их выучил, и я с головой окунулся в работу. Проблема состояла в том, что иногда, когда у группы столько песен, некоторые из них все равно не оседают в памяти, сколько бы раз ты их не переигрывал. Но ты должен сконцентрироваться на них. Мне необходима была критика, потому что иногда бывает так, что я месяц играю песню, затем выхожу на сцену – и получается: “Вот черт! Какой припев?”.
Это доказательство приемов Джоша, которые он выработал до идеальности с минимальными трудностями. “Ни одна из песен не была слишком сложной; но те, которые давались мне особо тяжело, мы просто не играли”, – он говорит. “Среди них Snow – и это не из-за партии гитары, а из-за меня – мне было сложно играть свою часть и одновременно подпевать. Я все ещё привыкаю к этому. Мне не нравится играть не столь популярные песни. А Snow – это хит, поэтому нам нужно её исполнять. А играть партию гитары и подпевать в песне The Zephyr – это то, над чем я работаю в последнее время”.
Следует отметить и разногласия в группе по поводу I’m With You. “Не существует никаких правил или чего-либо подобного”, – он повествует о процессе записи песен. “Мы часто тормозили, когда придумывали песни, и мы перебрали множество вариантов мелодий и аккордов. Но мы пытались подстроить наши музыкальные вкусы в одно течение, Джош, Фли и Чад уже успели найти общий язык, который мне только предстоит понять. И у меня никогда не будет столько времени, сколько эти трое располагали для привыкания к друг другу”.
“Для меня”, – он продолжает, – “некоторые из новых песен являются сложными по сравнению со старыми композициями Red Hot Chili Peppers, потому что, хотя я их пишу вместе с остальными участниками, я на протяжении двадцати лет слушал Under the Bridge, в то время как только полтора года я слушал Police Station или что-либо подобное I”m With You. Поэтому, даже тот факт, что я принимал участие в процессе записи песен, это не означает, что я с ними хорошо знаком. Хотя, это очень забавно. Исполнять в живую I’m With You представляло для меня трудности, потому что, в попытках постигнуть все эти звуки и мелодии, в записях которых я также принимал участие, я начинаю танцевать своего рода чечетку на педалях. И, так случилось, что я самый худший в мире “танцор на педалях”. Я стараюсь следить за тем, куда я ставлю свои ноги, но я все-таки промахиваюсь!”.
Любой концерт Red Hot Chili Peppers отлично демонстрирует, как Джош использует “эстафетную палочку” Фрусчанте – гитару 60′s Strat. “Да, я думаю, что старинная гитара Fender – это идеальная точка отправления, помогающая достичь некоторого звучания, которые типичны для большинства песен”, – он говорит. “Мне нравятся старые гитары. На записях и концертах RHCP я использовал 3 гитары Strats. Одна принадлежит Чаду – впервые я увидел её во время записи альбома. Эта гитара 63 года, но у неё слишком толстый гриф – мне это не нравится. Другие две, с которыми я отправляюсь в тур, – это черная и белая Strats. Одна из них – это странная Frankenstein Strat, которая хорошо играет и звучит. Это гитара семидесятых годов, и так случилось, что у неё самый толстый гриф. Я предпочитаю гитары с узким грифом – как у Les Paul Джимми Пейджа. У меня также есть Tele Custom 67-го года, которую я якобы унаследовал у Джоша.
“Что касается I’m With You”, – продолжает он. – “В большинстве я использовал Tele 67-го года, Strat 63-его Чада в разных частях, но также присутствовала парочка совсем древних гитар, таких как Airlines или Harmonys. Песня Did I Let You Know была записана с Magnatone Tornado 60-го года. Также в ходе записи мы обычно используем семь усилителей. Мы испытываем один за другим, а затем смотрим, какой лучше. Изредка мы прибегаем только к одному усилителю, обычно – это комбинация. В тур я беру Marshall Major, который также нравится Джону. Раньше я использовал и Silvertones. В студии мы используем двухполосную акустическую систему”.
Опыт Джоша растет со временем. Предыдущий опыт подготовил тебя для крупномасштабных шоу?
“В какой-то степени, да”. – отвечает он. “Для любых случаев жизни. Я думаю, что репетиции – это что-то большее чем “игра в студии”, но путешествия в турах с другими группами научили меня общаться с любыми людьми. Выходить на сцену вместе с “Перчиками Чили” в первые разы – это были сумасшедшие дни, но гораздо экстремальней было выступать с PJ Harvey. Выступая в составе многочисленных групп, я понял, что самая главная вещь – это оставаться собой… если те, с кем ты играешь, позволят тебе это”.
Но RHCP позволили ему раскрыться. Сам Кидис назвал I’m With You “началом”, и что бы Вы ни думали о десятом альбоме, Вы не в состоянии отрицать, что эти “ветераны” позволили новому участнику показать свой стиль в музыке, а не заставили его имитировать игру предшественника. “Как Вы можете сравнить мою игру и Джона?” – размышляет Джош. – “Я думаю, что он более опытный гитарист, чем я. В самом раннем возрасте, он самостоятельно начал писать песни, изучать музыкальную культуру и постигать теорию игры на гитаре. Тогда как я такого не делал. Сначала я был барабанщиком. Когда я стал гитаристом, я вообще не был заинтересован играть лидирующие партии на гитаре. Поэтому, Джон более искусен в этом направлении и чувствует себя более раскрепощенным, играя на соло-гитаре. Я никогда не был заинтересован в игре на соло-гитаре, в соло-выступлениях или в любых подобных вещах. Но в этой группе мне приходится превозмочь себя, и это не то, что приносит мне большое удовольствие!”.
Думаешь ли ты, что твое владение многочисленными инструментами оказывает какое-либо влияние на игру на гитаре?
“Оно влияет на способ, которым я играю на гитаре, в смысле, что это позволяет мне полагать, в каком месте песни необходимо добавить другой инструмент или изменить звучание”, – рассуждает Джош. “Поэтому, тот факт, что я владею многими инструментами и могу слышать звуки синтезатора, позволяет мне лучше понять гитару, её звучание и технику игры. Я более чувствителен к другим звукам и ритмам других людей. Моя цель – это всегда быть «единым целым» с песней и с людьми, с которыми я исполняю эту песню”.

2 Комментариев “Интервью с Джошем Клингхоффером”

  1. Мария :

    Парнишка – молодец. Представляю – насколько ему было сложно заменить Джона. Но он вроде пока справляется.

  2. Love, FLEA :

    Ну, в IWY он играет не очень, но опыт приходит со временем, в The Getaway он звучит много лучше, хотя концертные соляки часто запарывает.

Оставить комментарий